СПРАВКИ И ВОСПОМИНАНИЯ

 НОВЫЕ ФОРМЫ

 

   Московский клуб учёных-эсперантистов физически просуществовал более 33-х лет (03.12.1981-26.02.2015). С 29.06.2009, т.е. более 7 лет тому назад, клуб обрёл виртуальную форму существования в виде сайта, основным источником материалов для которого служили клубные конференции (встречи). Поэтому прекращение конференций привело к поиску новых источников и новых форм для клубного сайта.

   Первой формой для новых источников информации послужила форма воспоминаний. Так последовательно были опубликованы воспоминания В.В. Корчагина и В.В. Самодая, пользующиеся большим вниманием посетителей сайта.

   В августе 2016г. была предпринята попытка внедрения формы дискуссионного русскоязычного издания. Речь идёт о сборнике статей о современном состоянии и ближайшем будущем отечественного эсперанто-движения. Новая форма получила название «Навстречу 130-летию эсперанто». В соответствующем разделе сайта на сегодня опубликованы две статьи.

 

Эргард Будагян.

06.12.2016.

 

   ПОПОЛНЕНИЕ НАУЧНЫХ СИЛ

 

    В 2013 году, из-за длительного ремонта помещений МСНИО, клуб “Scio”вынужден был постоянно искать помещения для встреч и проводить конференции в разных местах, что создавало большие неудобства. Часть заседаний прошла даже на квартире Эрмиты Тархан, за что все ей были очень благодарны.

 

   Но в целом 31-й год существования клуба завершился благополучно: клуб не только выжил, но и плодотворно поработал. А самый конец года ознаменовался также большой радостью: в декабре один за другим успешно защитили кандидатские диссертации молодые и активные члены клуба инженеры-экологи Нистратов А.В. и Курилкин А.А. В своё время оба они посещали курсы эсперанто на кафедре инженерной экологии РХТУ им. Д.И. Менделеева, а теперь регулярно ходят в клуб, выступают с докладами на эсперанто.

 

Эргард Будагян, январь 2014г.

 

 

   НАВСТРЕЧУ 30-летию КЛУБА (Немного об истории эсперанто-клуба «Знание»/”Scio”):

 

    В марте 1979г. в Москве состоялась учредительная конференция Ассоциации советских эсперантистов (АСЭ), которая заняла место учреждённой ещё в 1962г. Комиссии по координации международных связей советских эсперантистов при ССОД. Комиссию возглавляли д.филол.н., проф. Е.А. Бокарёв, а после его смерти  в 1971г. – д.филол.н., проф., заслуженный деятель науки М.И. Исаев. Последний возглавил также АСЭ, с созданием которой распалось неофициальное Советское молодёжное движение эсперантистов (СЭЙМ), занимавшееся пропагандой эсперанто, преподаванием языка, организацией слётов и выпуском периодики. Руководители СЭЙМа разных лет, в том числе Анатолий Евгеньевич Гончаров, вошли в правление АСЭ.

 

   В то время в Москве уже существовало несколько эсперанто-клубов, входивших в МЦЭК – Московский центральный эсперанто-клуб, руководимый Дмитрием Александровичем Переваловым. Все эти клубы базировались в Доме культуры завода «Каучук», на ул. Плющихе, 64. Здесь же образовался и 8 лет проводил свои заседания МНЭК – Московский научный эсперанто-клуб «Знание» / MSEK Scio”. В его создании, помимо Гончарова, активное участие принимали Николай Иосафович Чистяков, Виктор Семёнович Аролович, Александр Матвеевич Гофен, Борис Владимирович Токарев, Лев Владимирович Медведев и Лев Борисович Вульфович. Организационную работу возглавил молодой биолог Л. В. Медведев. Он же стал фактическим руководителем клуба. По результатам заседаний клуба Медведев выпускал Информационные письма МНЭК, часть из которых сохранилась у Надежды Степановны Радионовой и служит теперь документальной основой нашего исследования (наряду с частично сохранившимися планами работ, программками заседаний и Информационными листками НТК АСЭ). 

 

   Из этих документов следует, что первое заседание МНЭК состоялось 03 декабря 1981г., и первый доклад на эсперанто («Валентность и энергия атомов») подготовил и зачитал к.х.н. Б.В. Токарев. С самого начала в клубе упор делался на научное направление и совершенствование знания языка. Основной контингент составляли кандидаты в члены клуба, действительные члены и члены-корреспонденты (заочные), причём обязательно со знанием эсперанто. Медведев сам занимался научной работой и старался приглашать в клуб как можно больше учёных со званием, а также специалистов в разных областях знаний. Иногда в заседаниях клуба участвовали заезжие иностранцы. Взимались членские взносы. Для совершенствовании в языке устраивались специальные курсы.

 

   Заседания клуба проходили в основном раз в месяц, летом в первые годы устраивались каникулы. Как такового руководящего органа поначалу не было объявлено, и Медведев подписывал Информационные письма в качестве секретаря клуба.

 

   В 1983г. формы клубной работы стали постепенно меняться. Появилась практика выступлений членов клуба вне ДК «Каучук. Доктор технических наук, профессор радиосвязи, заслуженный деятель науки Н.И. Чистяков, руководивший кафедрой в Московском электротехническом институте связи (МЭИС), предложил укрепить научную базу клуба путём налаживания контактов с научно-техническими обществами и научными организациями Москвы. Первое клубное заседание вне ДК было успешно проведено в Институте языкознания АН СССР. Затем последовали выездные заседания в Институте водных проблем АН СССР (там, кстати, после этого стали учить эсперанто) и в МЭИСе (совместно с Секцией научно-технического перевода Радиотехнического о-ва им. А.С. Попова). Новые формы работы способствовали пропаганде языка и привлечению на заседания клуба неэсперантистов. Это, с одной стороны увеличивало количество людей, посещающих клуб, но, с другой стороны, понижало общий уровень владения языком. Со временем это превратилось в проблему, не преодолённую до сих пор. Особенно много неэсперантистов влилось в эсперантскую среду из рядов инициированного эсперантистами во главе с Медведевым общесоюзного (потом и международного) экологического природоохранного движения.

 

   В ноябре 1983г. в Информационном письме №19 впервые назван состав правления клуба: Н.И. Чистяков (очевидно, председатель), А.Е. Гончаров и Л.В. Медведев. Это был период интенсивной подготовки Медведева к защите диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук (успешная защита прошла в следующем году). В январе 1984г. (И.п. №22) состав правления вырос до 5 чел.: Н.И. Чистяков – председатель, А.Е. Гончаров – зампред, Л.В. Медведев – секретарь, кассир – Т.Н. Нелюбина, член правления – С.А. Шевякова.

 

   На собрании  16.02.1984 (И.п. №24) была избрана комиссия по выработке устава клуба, в которую вошли: А.Е. Гончаров, С.П. Царёв, Ю.И. Пиковский, В.А. Пронин и С.А. Шевякова. Судьба устава, однако, не сложилась. Проект рассматривали, горячо критиковали, переделывали, опять рассматривали в течение почти двух лет, но так, кажется, и не приняли (во всяком случае, следов не осталось). На этом же собрании Н.И. Чистяков предложил подготовить два письма – о цели, структуре и деятельности НТК и МНЭК, - и послать их вместе с уставом МНЭК в правление Совета научно-технических обществ СССР с просьбой о помещении для клуба и предложением услуг. Также, говорил он, следовало бы попытаться найти помещение в других организациях. Следов этих писем пока нет, но известно, что Н.И. Чистяков, будучи членом президиума Московского союза научных и инженерных общественных объединений (МСНИО), в конце концов подчинил МНЭК этой организации и обеспечил прекрасным местом встреч  - залом заседаний президиума МСНИО.

 

   17.01.1985 (44-е заседание МНЭК) определился новый состав правления клуба: Н.И. Чистяков – председатель, Л.В. Медведев – зампред, Т.Н. Нелюбина – секретарь, А.Е. Гончаров – член, Степанов Н.П. – член правления по информации, а С.А. Шевякова – член правления по техническим вопросам. Было решено далее работать без летнего перерыва и собираться по возможности дважды в месяц.

 

   В сентябре 1985г. (Инф. листок АСЭ №32) А.Е. Гончаров отошёл от руководства НТК АСЭ, председателем НТК стал Н.И. Чистяков, его замом – Л.В. Медведев. Таким образом, на плечи Медведева легла задача «тянуть» сразу две организации, отвечавшие за вопросы применения эсперанто в науке и технике в рамках АСЭ.

 

   06.02.1986 (И.п. №42) Медведева избрали председателем правления клуба. Его замом стал Гончаров. Членами правления стали: Нелюбина (секретарь-казначей), Чистяков и Степанов. Таким образом, Медведев по заслугам занял пост, соответствовавший его вкладу в общую работу.

 

   В конце января 1989г. АСЭ была ликвидирована, её место занял восстановленный Союз эсперантистов союзных республик – СЭСР. В правление СЭСР от МНЭК вошли 6 чел., включая Медведева. В это время собрания МНЭК проходили всё ещё в ДК «Каучук», но близилось время перемен. Информационное письмо МНЭК №80 от 25.12.1989 (последнее имеющееся у нас) идёт уже под шапкой Союза научных и инженерных обществ и СЭСР. В нём указан новый адрес клуба: 103001, Москва, Садовая Кудринская, 18, МГО Союза НИО СССР. В этом письме сообщается, в частности, что заседание МНЭК 07 декабря было посвящено подготовке к участию в 3-й международной академической конференции по применению эсперанто в науке и технике (Пекин, 25-30 мая 1990г.). Тема конференции: «Научно-технический прогресс и мировое экономическое сотрудничество». В рамках конференции предполагалось рассмотреть и вопрос: «Эсперанто на службе развития науки, техники и экономики». Бочкова, Ефремова, Лолуа, Медведев, Новодворская и Павлова подготовили и отправили в Китай тезисы своих докладов. 

Первая страница информационного письма №80

 

 

   Увы, поездка в Китай обернулась для МНЭК и лично Медведева тяжёлым ударом – психологическим конфликтом, в результате которого дружная рабочая атмосфера в клубе была нарушена. Медведев и некоторые другие из клуба ушли. Нормальная работа в клубе прервалась почти на 2 года… В дальнейшем было решено: сохраняя основные направления и приёмы работы клуба, перейти на новую форму работы – 5-дневные конференции, начинающиеся в последний понедельник каждого сезона. Практика подтвердила, что при такой форме работы облегчаются и улучшаются как подбор докладчиков, так и разработка тем выступлений: меньше спешки, больше основательности. Одновременно было объявлено о полной открытости конференций, свободном членстве и прекращении сбора членских взносов.

 

   Переход к проведению конференций завершился в 1992г., и с тех пор, за редким исключением, конференции проводятся в зале заседаний президиума МСНИО. Председателем правления клуба бессменно оставался Н.И. Чистяков – заслуженный учёный, скромный и всеми глубоко уважаемый человек. Текущими делами руководил его заместитель Вадим Михайлович Хмелинский, правой рукой которого был Владимир Александрович Эдельштейн. Дружная работа этих руководителей давала хорошие результаты: тематика докладов была очень разнообразна, докладчики – интересные, посещаемость заседаний – большая. Немалую роль в успешной работе клуба играла и продолжает играть всесторонняя поддержка и организационно-техническая помощь Президиума МСНИО, осуществляемая персонально его ответственными работниками – Николаем Григорьевичем Алексеевым (заместитель председателя Правления - член Президиума) и Владимиром Васильевичем Бурмистровым (учёный секретарь Президиума), заслужившими нашу особую благодарность. 

 

   В.М. Хмелинский обладал редчайшей способностью возбуждать в людях уважение к эсперанто, привлекать к выступлениям интереснейших докладчиков, устраивать выездные заседания клуба в разных - порой весьма неожиданных - местах, обеспечивать публикацию сообщений о работе клуба и отдельных докладов в эсперантской периодике. В клубных встречах участвовали ведущие учёные, крупные деятели отечественного и зарубежного эсперанто-движения, заслушивались доклады о последних достижениях науки и о нетрадиционных взглядах и направлениях в научном мире. Не уклонялся клуб и от злободневных вопросов политики и экономики. Достаточно просмотреть опубликованные на сайте клуба сведения о докладчиках и тематике выступлений, чтобы убедиться в полнокровной и активной деятельности клуба после кризиса 1990г.

 

   В целях привлечения на клубные встречи ещё большего числа участников, по предложению Хмелинского, долгое время все доклады обеспечивались синхронным переводом на русский язык или на эсперанто, что активизировало интерес неэсперантистов. Те из неэсперантистов, кто пожелал учить язык, могли записаться в учебный кружок. Хмелинский и Эдельштейн вели курсы эсперанто в ДК Всесоюзного общества слепых (ВОС) и в РХТУ им. Менделеева. Некоторые из их учеников стали верными членами клуба. Однако позже выяснилось, что синхронные переводы, которые осуществлялись преимущественно Хмелинским и Эдельштейном, активизируя интерес одних, снижали интерес других: эсперантисты в своей массе лишались практики разговорной речи, что снижало и общий уровень владения языком. По этой причине в последнее время синхронные переводы больше не практикуются, и, напротив, предпринимаются разнообразные попытки развития навыков устной речи и восприятия эсперанто на слух.

 

   Н.И. Чистяков руководил клубом в общей сложности 18 лет. После зимней конференции 2001г. по семейным обстоятельствам он покинул Москву. После этого председательский пост занял Хмелинский, а пост зампреда – Эдельштейн. Предпринятая в 2005г. попытка омоложения руководства успеха не возымела: выдвинутый на пост председателя правления клуба активный и способный эсперантист, поэт и бард Олег Дадаев (псевдоним - Очьё, новая фамилия - Чайка) занимался подготовкой 4-х конференций (48-51), после чего покинул свой пост и перестал ходить в клуб. 

 

   В.М. Хмелинский, здоровье которого в 2005г. серьёзно пошатнулось, вновь почувствовал себя лучше и вернулся на пост председателя. Несмотря на общий спад эсперанто-движения, ему удалось восстановить высокий уровень посещаемости клубных встреч. Попутно заметим, что в течение многих лет, особенно с начала 1997г. и до осени 2009г., среднее число участников одной конференции превышало 41. Особенно много людей приходило в 2002-2004гг.,  их число превышало 55, а некоторые конференции собирали 70 и более участников.

 

   В 2010-м году на клуб обрушились тяжелейшие удары судьбы: в апреле умер Хмелинский, а в декабре погиб Эдельштейн. Хмелинский выступал в клубе с докладами уже с марта 1986г., т.е. его клубный стаж в Scio насчитывает не менее 24 лет, из которых он был членом правления 18, а председателем – 9 лет. Примерно 18 лет провёл в клубе и Эдельштейн (в том числе в качестве зампреда – почти 9 лет). Оба они до Scio и параллельно с работой в нём, активно работали также в эсперанто-клубах «Лев Толстой» и «Moskvanoj» («Москвичи»). Некоторым казалось, что с их уходом из жизни дни клуба сочтены. Однако скоро выяснилось, что у клуба есть мощный моральный стержень, что есть люди, умеющие и желающие работать на благо эсперанто на почве научного и культурного просвещения. В феврале 2011г. был избран коллективный орган управления – Совет клуба, в который вошли: ученик Хмелинского и Эдельштейна, молодой научный сотрудник из РХТУ, эколог Алексей Викторович Нистратов; библиотекарь и литератор Антонина Евгеньевна Бокарёва; специалист-металлург и заядлая туристка Наталья Борисовна Лысова. Благодаря их дружным усилиям и при активной поддержке со стороны активистов клуба и некоторых московских эсперанто-организаций удалось продолжить клубные заседания без единого перерыва. Ими организовано и удачно проведено в 2010-11гг. уже пять конференций. Несомненно, что сохранению непрерывности клубных встреч способствовала и надёжная форма их организации – конференции. 

Эргард Будагян, февраль 2012г.

 

 


 

   

   КЛУБНЫЙ ЗНАЧОК

 

 

   В марте 2011г. появился клубный значок, изготовленный по эскизу Э.А. Будагяна.

    СОВЕТ КЛУБА

 

   На общем собрании членов клуба 28 февраля 2011г. было принято решение о том, что впредь клубом будет руководить коллегиальный орган – Совет. В равноправные члены Совета были единогласно избраны Антонина Евгеньевна Бокарёва, Наталья Борисовна Лысова и Алексей Викторович Нистратов. Им дано право при необходимости кооптировать в Совет ещё двух членов.

 

    ПРИНЦИПЫ И ТРАДИЦИИ

 

   Клуб “Scio” накопил почти 30-летний опыт устойчивой работы, находится на хорошем счету в МСНИО и завоевал положительную репутацию среди очень многих людей, интересующихся достижениями наук и искусств и сочувствующих идее широкого распространения языка эсперанто. Накануне выборов нового руководства клуба в нём утвердились следующие принципы и традиции.

 

   Во-первых, у нас Вы встретите благодарную публику, жаждущую как новых знаний, так и наслаждения модельным языком эсперанто. Не секрет, что многие участники наших заседаний слабо владеют эсперанто. Одна из главных причин этого в том, что “Scio” – это не только эсперанто-клуб, но и лекторий по распространению знаний, в том числе - и об эсперанто. Двери клуба открыты для всех, не исключая и новичков, интересующихся эсперанто. Кто-то впоследствии начинает учить язык основательно, выступает с докладами на нём, а кто-то продолжает просто наблюдать за развитием эсперанто-движения и ходить к нам на интересные доклады-лекции. Когда нам предлагают сделать доклад (даже на русском языке) на интересную тему, мы, как правило, не отказываем. Порой у нас докладывают и те, чьи мысли не укладываются в прокрустово ложе официальной науки или заявленных мнений руководителей эсперанто-движения. Здесь можно обсудить почти любую «дикую» мысль.

 

   Во-вторых, у нас нет официального членства. Каждый волен приходить только на те заседания, которые его интересуют, зарегистрироваться и принимать участие в обсуждении вопросов повестки дня.

 

   В-третьих, мы постепенно ушли от обязательного перевода выступлений с русского на эсперанто и наоборот. Единственное, о чём мы просим выступающих с докладами на эсперанто, это делать в конце доклада краткий вывод на русском языке (для тех, кто ещё не знает или слабо знает эсперанто).

 

   Наконец, последнее. У нас не приветствуются набившие оскомину антисоветчина и антикоммунизм, а также религиозная пропаганда. Мы занимаемся просвещением и распространением научных знаний. Мы стараемся смотреть вперёд, а не назад.

 

   Менять вышеперечисленные многолетние традиции, обеспечивающие интересы большинства и устойчивость клуба в разных трудных обстоятельствах, мы пока не собираемся.

 

Эргард Будагян
29.01.11

 

   ЭДЕЛЬШТЕЙН

 

   Владимир Александрович Эдельштейн (18.11.1920-12.12.2010) прожил долгую жизнь – свыше 90 лет – и мог бы ещё жить долго, ибо сохранял ясность ума, отличную память, живость движений, и не было никаких признаков… Помимо эсперанто-клуба “Scio” /знание/, которому он отдавал очень много сил и времени, особенно после смерти В.М. Хмелинского, Владимир Александрович любил посещать литературный эсперанто-клуб «Лев Толстой», в котором, вероятно, лучше могли оценить и поддержать его литературные устремления. Вот и 22-го ноября с.г. Владимир Александрович направлялся в этот клуб, но не дошёл, а по нелепой случайности оказался на больничной койке, с которой ему уже не суждено было подняться. 12 декабря не стало ещё одного глубокоуважаемого, талантливого и отзывчивого человека, видного эсперантиста, одного из ветеранов и руководителей эсперанто-клуба “Scio”, правой руки Хмелинского. Воистину в этом году клуб “Scio” и всё наше эсперанто-движение понёсли тяжелейшие и невосполнимые утраты…

 

   16 марта 2000г. Владимир Александрович немного рассказал о своей жизни на собрании клуба «Лев Толстой». Этот интересный рассказ был воспроизведен впоследствии на страницах эсперантского журнала “REGo” /российский эсперанто-журнал/ (№ 5 за 2010г., стр. 22-24). Ниже даётся перевод немного сокращённого текста названной публикации.

 

*

 

   1. /…/ Ну, вот, я сижу перед вами и думаю, что вам рассказать. /…/ Как видите, я достаточно молод. Между прочим, 7 лет тому назад я сочинил стихотворение, заканчивающееся такими строками: Мне – четырежды 18! / Я – четырежды молодой! /…/ Следовательно, сегодня я молод более, чем в 4 раза. А дальше, конечно, я ещё буду молодеть и молодеть до самого конца.

 

   2. Как каждый приличный человек, с детства до 1939г. я учился в средней школе. Сразу по её окончании я стал студентом механико-математического факультета МГУ и учился там с двумя перерывами – с двумя дырами, во время которых обязан был воевать: зимой 1939-40гг. – на финской войне и в 1941-45гг. Геройских поступков я не совершал, но старался добросовестно исполнять свой долг.

 

   3. Таким образом, моя университетская учёба, дырчатая, как швейцарский сыр, подошла к концу через 10 лет, и весной я должен был готовиться к госэкзаменам. Но это был 1949-й – кульминационный год кампании по борьбе с космополитизмом, и вы понимаете, что люди с такими «космополитическими» фамилиями, как моя, представляли опасность /…/ В результате, я был исключён из партии, в которую вступил во время войны, и вместе с несколькими подобными «космополитами» был изгнан из университета, получив, так сказать, «волчий билет».

 

   4. В то время я не был москвичом, т.к. вместе с родителями жил в деревне под Павловским Посадом, в Московской области. После полугода долгих и безуспешных поисков работы я, в конце концов, нанялся на завод лёгкого машиностроения в г. Электросталь в качестве ученика фрезеровщика. Проработав там год, я сумел получить работу учителя математики в школе рабочей молодёжи в городке Обухово Ногинского района. Через 5 лет я переехал в Москву и более четверти века преподавал математику в вечерней школе.

 

   5. Должен заметить, что в 1958г. с меня были сняты все обвинения, и я был восстановлен в партии (несмотря на то, что не поменял свою «подозрительную» фамилию). Затем, продолжая работать в школе, я заочно учился и в 1970г. получил диплом Московского государственного педагогического института. После этого я преподавал в этом институте в течение 8 лет.

 

   6. Выйдя на пенсию, я перестал работать в институте и поступил инженером по научно-технической информации на Экспериментальный завод литьевого машиностроения «Красная Пресня», где проработал 7 лет. Достигнув 70-летнего возраста, я оставил эту работу.

 

   В последние 3 года я вёл факультативный элементарный курс эсперанто на Кафедре гуманитарных наук Химико-технологического университета имени Менделеева.

 

   Таков перечень моих работ и должностей.

 

   7. Теперь несколько слов о моих увлечениях. Всю жизнь мне нравилось читать художественную литературу, особенно исторические романы и юмористические книги. В последнее время я читаю меньше из-за недостатка времени и, главное, из-за ухудшения зрения. В юности любил шахматы и немного волейбол.

 

   8. С ранних лет меня манила поэзия. Я знал наизусть множество стихов разных поэтов. Самыми любимыми поэтами были – и остаются – Пушкин и Маяковский. Но нравились и многие другие. И сам я давно, как могу, сочиняю стихи. Первое стихотворение я без всякой помощи написал в 9-летнем возрасте, и до сих пор понемногу сочиняю. Но я не пытаюсь публиковаться. Мне нравятся сам процесс сочинения и последующее чтение стихов в кругу друзей и коллег. Часто мои стихи появлялись в стенгазетах или звучали на вечеринках. Несколько стихов 60-х годов, посвящённых космическим полётам, теперь имеются в Музее космонавтики в Звёздном городке, и я тщательно храню мнения космонавтов о них. В юбилей Пушкина я прочёл свой стих «Пушкин светит» у монумента поэта. Три стихотворения 40-х годов о войне были опубликованы в сборнике «Лирика любителей железных дорог», изданном в Москве в 1998г. Кроме того, несколько моих переводов с русского на эсперанто вы могли слышать на собраниях этого клуба и прочесть на страницах сборника “Cerbe kaj Kore” /умом и сердцем/.

 

   9. Особая новелла – обстоятельства моего присоединения к миру эсперанто. Стать эсперантистом я мог ещё в 1938г., но по независящим от меня обстоятельствам это событие отсрочилось на 50 лет. Произошло это так. Как-то в мои ученические годы мне в руки попал журнал «Международный язык» - орган Союза эсперантистов Советских республик. Мне нравилось всё необычное, и потому я заинтересовался международным языком, которому был посвящён этот журнал, захотел его выучить и присоединиться к эсперантистам. Насколько помню, летом 1938г. я приехал в Москву из Павловского Посада и направился по адресу: ул. Спиридоновка, 15. Во дворе, где должен был быть вход, я обнаружил закрытую и опечатанную дверь. Будучи очень удивлён, я обратился за разъяснением к женщине, подметавшей двор. И она мне сказала: «Дорогой, быстро уходи отсюда. Их вчера арестовали». Очень удивлённый и даже напуганный, я покинул двор. Позже я услышал, что этот эсперанто-центр был гнездом разных иностранных шпионов, особенно японских. Таким образом, моё желание тогда осталось неосуществлённым.

 

   10. С того времени прошло много лет – не два, не десять, а пятьдесят! Случайно в конце лета 1988г. в какой-то передаче я услышал объявление о наборе на курсы эсперанто в Доме культуры на ул. Волхонке. Мне сразу припомнилась моя древняя мечта, и я безотлагательно пошёл на первое собрание. Так я познакомился с Анатолием Гончаровым, прошёл курс для начинающих, который он вёл, потом прошёл курс для прогрессирующих и присоединился к клубу «Лев Толстой». В этом клубе я немного подучился в кружке переводчиков под руководством Николая Гудского.

 

   Теперь, кроме членства в клубе «Лев Толстой», я принимаю участие в деятельности московского клуба учёных-эсперантистов “Scio” и поддерживаю отношения с эсперанто-клубом слепых “Moskvanoj” /москвичи/.

 

   Вот какая история.

 

Эргард Будагян

20.12.2010

 

*

 

 

    68-й конференции клуба “Scio”

 

   Дорогие друзья, уважаемые гости! Не имея возможности присутствовать на настоящей конференции (я с 26-го мая нахожусь на лечении), обращаюсь к вам со следующим посланием.

 

   В настоящее время наш клуб “Scio” переживает критический момент. Это связано с уходом из жизни президента клуба – уважаемого Вадима Михайловича Хмелинского. Как известно, он вошёл в руководство клуба в конце 80-х годов прошлого столетия и успешно руководил им сначала в качестве вице-президента, а затем, вплоть до настоящего времени, в качестве президента.

 

   Благодаря таланту, энергии, неординарным организаторским способностям он практически в одиночку организовывал и проводил в течение многих лет клубные мероприятия в режиме ежеквартальных конференций (последняя была 67-й по счёту), а такой режим придумал и ввёл в действие он сам.

 

   К сожалению, он не успел подготовить себе замену. Болезнь, с которой он долгое время боролся, и наступившая смерть не дали ему возможности осуществить задуманные планы по развитию клуба. Поэтому для того, чтобы клуб “Scio” продолжал существовать и функционировать (а я полагаю, что все вы заинтересованы в этом), необходимо и членам клуба и неравнодушным участникам прошедших клубных заседаний совершить решительный переход от пассивной роли слушателей интересных для вас докладов к активному участию в организации и проведении клубных заседаний – как в форме поиска возможных докладчиков, а также в проведении ваших собственных докладов, так и в посильной помощи в организационных делах. Могу уверить вас, что если разложить полный объём дел, которые осуществлял один человек, на коллектив, то каждому члену коллектива достанется лишь малая, вполне доступная доля работы.

 

   Я приветствую вас и надеюсь, что вы поняли мою тревогу за судьбу клуба “Scio” и совершите необходимые шаги. Клуб “Scio” должен жить и развиваться, осуществляя просветительскую роль среди мыслящих людей и одновременно знакомя их с существованием замечательного языка межнационального общения – Эсперанто!

 

Владимир Эдельштейн, вице-президент клуба “Scio”.
20 мая 2010г.

 

 

   ХМЕЛИНСКИЙ

 

   На 75-м году жизни скончался Вадим Михайлович Хмелинский  (24.07.1935-26.04.2010) – подлинный «мотор» эсперанто-клуба «Scio», долгие годы бывший заместителем председателя, а с 2000 г. – председателем этого клуба. Смерть Вадима Михайловича – невосполнимая утрата не только для членов и друзей клуба, но и для эсперанто-движения в Москве и России. Его кипучая деятельность по пропаганде эсперанто среди студентов вузов, технической и научной интеллигенции, а также работников музеев и других организаций культуры была очень эффективной. Благодаря Вадиму Михайловичу сотни людей впервые узнали об эсперанто, десятки прошли через его курсы, научившись читать и писать на эсперанто, а многие стали многолетними и активными посетителями клубных встреч и участниками эсперанто-движения.

 

   Мне довелось познакомиться с Вадимом Михайловичем и послушать его доклад «Русский ренессанс» в ходе 16-й конференции «Scio» в мае 1997г. Как и все, кто впервые увидел и услышал этого совершенно слепого человека, я был поражён его свободной манерой говорить, его незаурядной памятью на события, имена, даты. Позже мне стало ясно, что Вадим Михайлович – это высокоодарённый во многих областях и высококультурный человек, обладающий, к тому же, незаурядными организаторскими способностями. Благодаря этим качествам Вадим Михайлович умел привлекать интереснейших докладчиков, сам делал много интересных докладов, поражая всех широкой эрудицией, изобретательностью, богатством новых идей в разных областях знаний.

 

   Вадим Михайлович был ревностным эсперантистом. Делу продвижения эсперанто он посвящал массу времени, заводил обширные знакомства, вступал в сношения с массой видных эсперантистов, как отечественных, так и зарубежных. И ведь при этом, находясь в стеснённых материальных условиях, он должен был ещё выполнять сдельную надомную работу, предоставляемую слепым, ездить за материалами на фабрику и отвозить туда готовые изделия!

 

   Очень привлекательной чертой Вадима Михайловича было его неподдельное внимание к новичкам клуба. Он стремился «вести» их к углублению знания языка, к раскрытию и развитию способностей не только к языку. Он сам признавался, что эсперанто способствует его самовыражению, высказыванию и публикации некоторых «диких идей», и старался помогать в этом направлении новичкам. Многие впервые сделали в клубе доклады, которые не могли быть публично заслушаны и обсуждены, а, тем более, впоследствии опубликованы где-либо ещё кроме как в эсперантской среде, ибо их содержание слишком отклонялось от устоявшихся научных взглядов или не соответствовало общественному положению исследователя. Лично мне он предоставил возможность сделать на заседании клуба сообщение о закономерной связи погодных характеристик с днями недели (так называемый недельный ход погоды). Позже, по протекции Вадима Михайловича, ряд статей на эту тему был опубликован в журнале «Scienco kaj kulturo». («Надо обязательно застолбить приоритет» - не раз говаривал Вадим Михайлович.) Подобные возможности эсперанто-клуба привлекли к нему ряд исследователей в области математики, физики, экологии и других наук.

 

Эргард Будагян
01.05.2010

 

P.S.: Вадим Михайлович Хмелинский и профессор Николай Иосафович Чистяков стояли у истоков клуба «Scio». Только они могли надёжно и полно описать его историю с момента зарождения. Увы, преждевременная смерть не позволила им сделать это. Теперь, когда функционирует сайт клуба, возможности написания такой истории, хотя бы фрагментарно, существенно расширились. Воспользоваться такими возможностями, значит принести пользу эсперанто-движению и отдать долг памяти основателям и руководителям клуба. Поэтому призываю всех членов и друзей клуба внести посильную лепту в написание его истории.

 

   ОБЗОР РАБОТЫ КЛУБА “SCIO” ЗА 7,5 ЛЕТ

   (сокращённый перевод выступления В.А. Эдельштейна от имени Правления клуба)

 

   Начинается наша очередная, уже 30-я Конференция. Цифра «0», стоящая в конце её номера, позволяет считать эту конференцию в некотором смысле юбилейным событием в жизни и деятельности клуба учёных-эсперантистов “Scio” /”Знание”/. В этой связи уместно обернуться и обозреть то, что проделано за время проведения 30-ти конференций, т.е. за 7 с половиной лет.

  

   Начальный период, когда утверждалась эта форма работы, был трудным. Могли даже появиться сомнения, долго ли эта форма протянет. К сожалению, в то время не велась статистика посещаемости конференций, но число посетителей было очень небольшим. Точный учёт посещаемости начался лишь с 8-й конференции, проходившей в мае-июне 1995-го года. Он показывает, что интерес к конференциям постепенно возрастает, и стало ясно, что положение стабилизировалось.

   Перед вами диаграмма посещаемости конференций за более чем 5-летний период (с 8-й по 29-ю конференцию включительно). На ней - две линии. Верхняя показывает число посещений заседаний каждой конференции, а нижняя – соответствующее число посетителей. Абсолютное большинство конференций имело по 5 заседаний, но три конференции отклонялись от нормы. Так 20-я и 22-я конференции имели по 6 заседаний, а 23-я – только 4. В период с 8-й по 22-ю конференцию наблюдалась определённая тенденция роста показателей посещаемости. В организации 23-й конференции не смог принять участие Вадим Михайлович Хмелинский. Полученный при этом результат ясно показывает важность его организующей роли. В дальнейшем, особенно во время 25-й и 29-й конференций, рейтинги посещаемости выросли и приблизились к рекордным. (По трём конференциям сделана попытка приведения показателей к 5-дневной продолжительности.)

 

   Рассматривая показатели посещаемости, мы не смогли выявить преимущество какого-либо сезона, хотя на отрезке с 8-й по 22-ю конференцию можно заметить некоторый рост показателей майских конференций. В дальнейшем первенствовали августовские конференции. Но рекордной по числу посещений оказалась осенне-зимняя 22-я конференция (равно как и весенне-летняя 20-я).

   Коротко о тематике конференций. В начале перехода клубной работы к проведению конференций организаторы придерживались такого принципа: заседания в ходе любой конференции не должны ограничиваться определённой темой; каждое заседание свободно в выборе своей темы. К темам предъявлялось единственное обязательное требование: они должны иметь связь с наукой, искусством, культурой. Исключение допускалось для докладов и круглых столов, тематически связанных с эсперанто-движением. Постепенно сформировалось несколько постоянных тематических рубрик.

   Уже несколько лет из конференции в конференцию переходит чтение переводов из книги В.В. Вересаева «Пушкин в жизни». Большая и скрупулёзная работа по этим переводам выполняется Кларой Сергеевной Илютович.

   Очень успешным является цикл лекций по живописи Серебреного века, читаемый искусствоведом Натальей Александровной Аролович.

   Вадим Михайлович Хмелинский почти на каждой конференции выступает с интересными докладами на разные темы. Главным направлением его интересов являются проблемы истории, но он привлекает наше внимание также ко многим другим темам, например, к экономическим проблемам и даже к рационализаторским идеям в металлургии и т.д. Его лекции всегда вызывают интерес слушателей и часто заинтересованные дискуссии.

   В этом году появилась новая рубрика – “LoGoSo” (“Leksike-Gramatika Simpozio”/Лексоко-грамматический симпозиум/), - посвящённая словарным и грамматическим проблемам языка эсперанто.

   Кроме того, наши конференции предоставляют трибуну всем желающим выступить в рамках вышеназванной тематики на эсперанто. Однако для недостаточно владеющих этим языком практикуется параллельный перевод на русский.

 

   Должен заметить, что выступления с докладами на наших конференциях нередко имеют успешное продолжение. Приведу некоторые примеры.

   1. Часть перевода книги «Пушкин в жизни», выполненного К.С. Илютович, отправлена в Болгарию для последующего издания.

   2. Доклад Р.К. Гринцявичуса (уважаемого члена нашего клуба) о финансовой математике позже был развёрнут в одноимённый курс, который докладчик вёл в Академии народного хозяйства имени Плеханова.

   3. Предложения В.М. Хмелинского по выводу нашей страны из экономического кризиса, а также по рационализации металлургического процесса, были переданы в соответствующие инстанции.

   4. Активное сотрудничество с нашим клубом, главной формой работы которого являются проводимые раз в три месяца конференции, способствовало появлению у Эрмиты Тархан идеи основать Музей творчества эсперантистов. Благодаря присущим Эрмите Тархан целеустремлённости и энергии эта идея воплотилась в жизнь.

   5. Сведения о заседаниях в ходе конференций и о наиболее важных выступлениях регулярно появляются на страницах редактируемого В.В. Самодаем журнала “Scienco kaj kulturo”/”Наука и культура”/ и журнала “La Ondo de Esperanto”/”Волна Эсперанто”/.

   6. Присутствие на конференциях нередко вызывает интерес к языку эсперанто и желание овладеть им. Некоторые члены клуба, и в первую очередь В.М. Хмелинский, в течение уже нескольких лет руководят обучающими курсами эсперанто.

   7. На заседаниях конференций присутствовали и выступали с докладами и сообщениями гости из других стран, например, Снорре Бенум (Snorre Benum) из Норвегии, Дьёрдь Нановский (György Nanovfszky) из Венгрии, Гельмар Франк (Helmar Frank) из Германии, недавно умерший наш хороший друг Златко Великов (Zdravko Velikov) из Болгарии. Но мы всегда рады видеть у себя и другого нашего хорошего друга Веселина Георгиева.

   8. Такие члены и активисты нашего клуба как А.С. Жабин, М.Н. Козлова, Н.Ф. Столярова, В.И. Никифорова и некоторые другие принимали участие во всемирных конгрессах эсперантистов и переписываются с зарубежными друзьями-эсперантистами.

 

Прочитано на эсперанто 27.11.2000г.