Навстречу 130-летию эсперанто

 

   Сидоров Анатолий Велиаминович (Санкт-Петербург)

 

 

К вопросу издания биографического справочника на эсперанто

   Помню, в 1985-86-х годах в наш Сыктывкарский эсперанто-клуб Norda Stelo пришёл из Москвы каталог издательства Венгерской Эсперанто-Ассоциации. Он тогда нас всех просто шокировал. В списке имелось более 20-ти наименований книг разного тематического характера: романы Иштвана Нэмэре и Юлио Баги, сказки, новеллы, оригинальные и переводные произведения. Но самой интересной оказалась Энциклопедия Эсперанто. Всего на наш клуб было выделено 3 экземпляра и мы чуть не переругались из-за их приобретения. Даже цена в 14 рублей нас не пугала. Все понимали, что энциклопедическое издание стоит таких денег. И вот долгожданное издание у нас в клубе. Каково же было удивление, когда мы узнали, что инициатором и главным редактором являлся Иван Ширяев – священник Русской Православной Церкви. В этой же энциклопедии были десятки имён эсперантистов дореволюционной России и эсперантистов советского довоенного периода.

   С тех пор прошло много лет и, перелистывая переизданную в 1986 году Энциклопедию, я как-то ловил себя на мысли, что она уже морально устарела. Этот недостаток могла частично компенсировать мощная книга Эсперанто в перспективе (1974г.) - своего рода продолжение той энциклопедии с внесением многих новых данных практически по всем областям эсперантской деятельности. Но Эсперанто в перспективе была недоступна большинству эсперантистов СССР. У нас в клубе имелся один экземпляр у председателя, Олега Францевича Штралера, который он купил, будучи в ФРГ. Некоторые главы я полностью от руки переписывал в общую тетрадку. Уже тогда я заинтересовался историей эсперанто-движения вообще, и в нашей стране в частности. Годы ушли на то, что я собирал по крохам. Но вот постепенно стали выходить на эсперанто страшно интересные и искомые материалы.

  

   В 2000 году составитель Ян Ояло издал Энциклопедию эстонского Эсперанто-движения. В ней имелись биографические данные на 168 эсперантистов Эстонии. В 2002 году Антанас Мекис в 6 мини-энциклопедических томиках выдал информацию на 222 эсперантиста Литвы. В том же 2002 году украинец Дмитрий Цыбулевский издаёт Энциклопедию по истории Эсперанто-движения в СССР. Там была собрана информация на 278 эсперантистов, в основном перепечатанная из Энциклопедии Эсперанто 1986г., но были добавлены и собственные наработки по эсперантистам советского послевоенного периода.

   За рубежом тоже не дремали. Китайские эсперантисты вплотную приступили к собранию картотеки на 1000 эсперантистов Китая. В 2007 году словацкий историк Ян Вайс выпустил справочник 100 важных персон словацкого эсперанто-движения. В справочнике имелась информация на 80 словацких и 20 иностранных эсперантистов. Совсем недавно, в 2016г., проскочила информация, что вышел справочник Кто есть кто в словацком Эсперанто-движении с биографическими данными 50 активистов современного Эсперанто-движения в Словакии.

   В современной России была лишь одна работа издателей журнала La Ondo de Esperanto и владельцев издательства Sezonoj, Александра Корженкова и Галины Горецкой. Их небольшая работа Эсперанто в России, изданная в 2000г., содержит данные на 42 эсперантиста.

  

   Казалось бы, в чём проблема? Включи компьютер и можно вывернуть наизнанку весь интернет, и найти нужную информацию на любого человека. Но в том-то и дело, что в интернете имеется много всего и очень мало, а то и совсем нет данных, по персоналиям среднего уровня. Например, можно найти данные о выдающихся эсперантистах-учёных, о Магомете Исаеве, Евгении Бокарёве, Бодуэне де Куртенэ и др. Но нет данных о дореволюционном составителе Эсперанто-русского словаря (Москва, 1906г.) и Эсперантской хрестоматии (1910г.). Интернет здесь бессилен.

 

   Для своего биографического справочника я собирал данные много лет. Огромную помощь мне оказал Александр Корженков, когда выслал схему, по которой он собирает данные для своего мощного справочника NDK (= Nia Diligenta Kolegaro) о выдающихся эсперантистах всего мира. Подробностей по этому справочнику не имею, но он должен появиться в следующем, юбилейном году. Выйдет – почитаем и оценим. Мой же справочник включает эсперантистов дореволюционной Польши (не всех, а самых-самых), которая в ту пору входила в состав Российской империи; эсперантистов Эстонии и Литвы по изданным энциклопедиям Ояло и Мекиса; советских эсперантистов довоенного и послевоенного периода и до наших дней. Главный упор делается на эсперантистов дореволюционного, довоенного и послевоенного периода. И меньше всего - по нашим современникам. Здесь дело упирается в то, что ныне живущие эсперантисты от любой неточной информации могут «встать на дыбы». Я руководствуюсь добрым советом ныне покойного издателя Impeto Александра Шевченко, что надо собирать данные на эсперантистов, которые умерли по крайней мере 10 лет назад. Я так и поступаю. Но стараюсь выйти на прямую связь и с ныне живущими эсперантистами.

 

   Теперь собственно о схеме, по которой я работал, и методике сбора данных по персоналиям. Схема такова:

 

 

Полностью фамилия, имя, отчество.

Фамилия при рождении и приблизительная форма произношения на эсперанто.

Псевдонимы.

Национальная принадлежность.

Гражданство.

Дата и место рождения.

Социальный статус семьи: крестьянская, рабочая, служащая, купеческая, военная, творческая, учёная, дворянская и др.

Родители: Ф.И.О., даты жизни, профессия.

Братья и сёстры: Ф.И.О., даты жизни.

Год и при каких обстоятельствах стал эсперантистом.

Деятельность посредством эсперанто и на благо эсперанто (популяризация и преподавание эсперанто, участие в организованном движении, литература, музыка, театр, издание, редактирование, радио, интернет, эсперантология, наука, коммерция, туристическая деятельность).

Редактирование книг, газет, выступление на радио и в телеэфире.

Должности в эсперанто-движении на уровне города, страны, в международном масштабе (период деятельности).

Награды и поощрения за заслуги на поприще эсперанто, почётное членство.

Знание искусственных языков, не считая эсперанто.

Библиография изданных трудов на и об эсперанто.

Произведения переводные и написанные на эсперанто (собственные и коллективные); значимые статьи в периодике (для музыкантов: «дискография», для актёров: роли).

Источники (книжные, в СМИ, сетевые), по которым можно подробно ознакомиться о данном человеке.

Фотопортрет (вертикальный; в анфас и до пояса).

   Я пытался жёстко следовать данной схеме, но отказался по многим причинам. Во-первых, иногда так мало данных об одном эсперантисте и, тем более, невозможно узнать, кто его родители. Во-вторых: у некоторых было по несколько жён и детей от этих жён. Например: у Константина Георгиевича Паустовского (1892-1968) было три жены; у Виктора Владимировича Ревердатто (1891-1969) было четыре жены; а Сергей Степанович Чахотин (1883-1973) был мужем шести жён и отцом восьми сыновей! Учёный и эсперантист Зотик Николаевич Матвеев (1889-1938) родился в многодетной семье. Семья состояла из 3 сестёр и 12 братьев! Если перечислять годы жизни и смерти жён, братьев, сестёр, детей и внуков, то материала будет намного больше, чем о самом эсперантисте. В-третьих, есть неименитые эсперантисты, но об их эсперанто-деятельности почти нет данных. Например, председатель Владивостокского эсперанто-клуба Pacifiko, Александр Титаев, в своих статьях называет двух большевиков-эсперантистов, но об их деятельности на поприще эсперанто данных нет. Приходилось лишь верить на слово. Я так и поступал: писал статью и упоминал, что этот человек – эсперантист.

   Ещё немаловажным обстоятельством является указание национальности или национальной принадлежности. В эсперантской среде всегда применялись псевдонимы и клички. А в таких организациях, как КЭК (Коллектив эсперантистов-коммунистов) и САТ (вненационалисты), псевдонимы и номерные матрикулы использовались постоянно. Были страны, в которых эсперанто-деятельность не приветствовалась или вообще была под запретом. Указав свои подлинные имя и фамилию, эсперантист рисковал потерять не только работу, но и свободу! Поэтому псевдонимы в эсперантской периодике были явлением обычным. При написании приходилось поступать так: если национальность была известна – я её указывал. Если нет – то не указывал.

   В справочнике я указываю даже неизвестные фамилии эсперантистов с той целью, что это побудит к поиску данных об этих людях.

 

   Как я пишу статьи биографического характера? Да, конечно, можно взять биографическую справку из Википедии и тупо её перевести. Но это будет лишь поверхностная работа. Я поступал так. Если имелась пусть небольшая информация на некоего эсперантиста, то я старался в интернете найти всё об этом человеке. Потом искал всё о его эсперантской деятельности: статьи, книги, исследования, поездки на слёты, конференции и съезды. Тем более, что мне в помощь имеются солидная личная библиотека и электронный каталог РНБ (Российская Национальная Библиотека). Данные проверяются по многим источникам: имеется полная подшивка (и отсканированная) газеты Esperantisto (1889-95), журналы Ruslanda Esperantisto (1905-10 и 1991-2001), Espero (1908), La Ondo de Esperanto (1910-17 и 1991-2016), Kaŭkaza Esperantisto (1910), Kovno-Esperanto (1911-14), Riga Stelo (1910-11), Bulteno de Kuracistoj (1911-14), Finna Esperantisto (1908), Estlanda Esperantisto (1908), REGo (2000-16), а также за разные годы журналы Bulgara Esperantisto, Hungara Vivo, Der Esperantist и др.

   Когда я писал статью для REGo (см. 2015/3(88), p.18-23), то на тот момент у меня были данные на 344 эсперантиста. На сегодняшний день, ноябрь 2016 г., имеются данные, в разной степени готовности, на 882 человека. И это не считая данных по энциклопедиям Мекиса - на 222 эсперантиста и Ояло - на 168 человек. Но работа продолжается.

 

 

Поступило 28.11, опубликовано 01.12.2016.

 Навстречу 130-летию эсперанто

 

 

   Кирилл Николаевич Шведов

 

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭСПЕРАНТО-СООБЩЕСТВА

 

   В преддверии 130-летнего юбилея эсперанто имеет смысл попытаться оценить путь, пройденный сообществом эсперантистов за это время. Как можно охарактеризовать итоги его деятельности? Потерпело ли оно неудачу, не достигнув провозглашенной им цели – повсеместного распространения эсперанто?

   Чтобы ответить на этот вопрос, целесообразно, по моему мнению, выявить ту роль, которую эсперанто-сообщество исполняло объективно и которая может отличаться от того, как её видят сами его участники или окружающий мир. Отправным пунктом для этого служит факт, что из всех плановых языков только эсперанто оказался способен активно функционировать на протяжении длительного времени. Вряд ли это можно объяснить только лингвистическими качествами – как правило, возникавшие позднее проекты языков не слишком отличались друг от друга и от эсперанто, однако ни один из них не смог привлечь сопоставимое количество сторонников. Следовательно, причина его жизнеспособности кроется в других факторах. Я полагаю, что опорой для эсперанто как социального явления был и остается его культуроцентризм. Это понятие употребляется здесь в широком смысле – в него входят и весь комплекс идей, связанных с эсперанто и традиционно обозначаемых la interna ideo, и делавшийся с самого начала упор на культурную функцию языка как литературного, и внимание, уделяемое эсперантистами художественному творчеству, приложению своих способностей (переводы, поэзия и пр.), наконец, оригинальная культура эсперанто-сообщества. Этот культуроцентризм не давал возможностей найти широкую поддержку, так как число тех, кто бескорыстно заинтересуется той или иной культурой, всегда будет весьма ограниченным. Но это с лихвой окупалось тем обстоятельством, что для людей, которые все же заинтересуются ею, она будет иметь ценность сама по себе, вне зависимости от практической пользы и статуса эсперанто в окружающем мире. Они будут готовы вкладывать в неё усилия и поддерживать её деятельность. Благодаря этому эсперанто-сообщество всегда могло находить новых участников и сохранять преемственность поколений.

   Таким образом, если мы согласимся, что эсперанто-сообщество на протяжении своей предшествующей истории объективно решало задачу сохранения языка живым, то нужно признать, что оно с ней справилось. Если бы в какой-то момент эсперанто вымер, на нём перестали бы разговаривать, то он скорее всего уже не смог бы возродиться даже когда условия стали более благоприятными. Сформировавшаяся эсперанто-культура позволила нарастить вокруг него защитную оболочку, которая сберегала его от гибели даже в самые трудные времена.

   Итак, можно признать, что деятельность эсперанто-сообщества оказалась в целом успешной, хотя и не по тем критериям, по каким её обычно оценивают. Что, однако, можно сказать о цели, провозглашаемой самими эсперантистами? Если эсперанто-сообщество смогло сохранить язык, способно ли оно распространить его, или же обречено навсегда оставаться в таком положении, что и сегодня?

 

   Здесь необходимо коснуться вопроса, возможно ли было в прошлом распространение эсперанто и может ли оно стать, либо уже стало, возможным в будущем. Детальный разбор этой темы выходит за рамки статьи, поэтому лишь замечу, что до начала 21-го века широкое распространение эсперанто было, по моему мнению, практически нереальным. Его распространение «сверху» – путем целенаправленных усилий на межгосударственном уровне – теоретически не было исключено, но требовало совпадения слишком многих благоприятных обстоятельств, так что не приходится удивляться, что оно не осуществилось. Распространение же «снизу» было невозможно, потому что до настоящего времени эсперантисты не могли предложить окружающему миру что-либо, что нашло бы массовый спрос.

 

   Но в настоящее время ситуация резко изменилась. Переломным моментом здесь был, по моим ощущениям, рубеж первого и второго десятилетий 21-го века. До этого эсперантисты, вне зависимости от количества приложенных усилий, не могли добиться сколько-нибудь заметного результата; после этой даты широкое распространение эсперанто сделалось возможным – впервые за его историю.

   Причина такого скачка в том, что благодаря развитию интернета сформировалась глобальная информационная среда, в которой нет ни границ, ни расстояний, и которая уже настолько окрепла, что способна влиять на экономические, социальные и политические процессы в мировом масштабе. Однако в ней остаются языковые барьеры – наследие географической разделённости человечества. Инструмент, который будет способен если не полностью преодолеть их, то, по крайней мере, сильно смягчить их влияние, принесёт колоссальную пользу и, разумеется, в него будут готовы вкладывать усилия и ресурсы. Так что здесь эсперанто впервые обретает твердую почву для практического использования.

 

   Но актуальное положение дел контрастирует с этой перспективой. Налицо тенденция, ставшая заметной примерно с середины 2000-х годов и выражающаяся в том, что эсперанто-сообщество не использует в полной мере тех возможностей, которые открывает перед ним развитие информационных технологий. В результате дистанция между тем, что делают эсперантисты и тем, чего они могли бы достичь, только возрастает. Основная проблема здесь в том, что не возникает принципиально новых форм деятельности, адекватных существующим ныне возможностям. Как правило, деятельность эсперанто-сообщества в среде интернета – это либо перенос прежних форм на новую техническую платформу (печатный бюллетень местной эсперанто-организации заменяется её сайтом, бумажная переписка заменяется электронной, встреча – общением в Скайпе и т. д.), либо воспроизведение форм, созданных во внешнем мире (например, группы в социальных сетях).

   Почему же эсперантисты не в состоянии разглядеть возможности, которыми они сегодня обладают? Моя гипотеза состоит в том, что такое ограничение создаётся коллективным опытом эсперанто-сообщества. До начала 21-го века оно существовало в условиях, когда широкое распространение эсперанто было невозможно, и, однако, именно его оно провозглашало своей целью и направлением работы. В действительности же то, что декларировалось как деятельность по распространению языка, фактически было деятельностью по воспроизводству эсперанто-сообщества. Это воспроизводство практически стабилизировалось уже в ранний период истории эсперанто-движения, и на протяжении двадцатого века не наблюдается выраженной тенденции к его росту (что подтверждает, например, статистика Всемирных конгрессов). В результате этого, какие бы усилия не предпринимали эсперантисты, они не могли добиться заметного прогресса в этом направлении, поскольку, как было сказано выше, ограничителем здесь был внешний фактор – степень интереса к культуре эсперанто. Таким образом, вся деятельность по его распространению велась при отсутствии обратной связи, когда невозможно было определить, какая из её возможных форм более эффективна. В этой ситуации естественно возникала склонность воспроизводить уже существующие, опробованные формы деятельности – для них имелся опыт и инфраструктура, они были привычны и поддерживали преемственность поколений в эсперанто-сообществе, то есть работали на его фактическую цель по сохранению языка. Длительное пребывание в таких условиях закрепило данную установку в культуре эсперанто-сообщества, так что по формам своей деятельности оно выглядит весьма консервативным – если читать эсперантскую периодику семидесятилетней или даже столетней давности, возникает устойчивое впечатление «дежа вю», движения по замкнутому кругу. Пока окружающий мир оставался – в плане возможностей для распространения эсперанто – в основном неизменным, это не бросалось в глаза, однако сегодня контраст для вдумчивого наблюдателя разителен.

   Также здесь играет роль то, что в таких условиях любая деятельность, связанная с эсперанто, может получить оценку только со стороны других эсперантистов – лишь они способны выступить референтной группой. Среди них же существует установка, опять-таки вытекающая из положения, в котором эсперанто-сообщество пребывало всю свою историю, относиться безоговорочно позитивно к любым действиям, которые декларируются как использование либо поддержка эсперанто. В результате пропадает стимул для создания чего-либо нового и более сложного – зачем прилагать усилия, если такое же одобрение и поддержку можно получить в результате простых и привычных занятий?

 

   Эта тенденция довольно ярко проявилась, когда десять лет назад бразильский предприниматель Флавио Ребело пытался реализовать проекты большей сложности по сравнению с обычной деятельностью эсперанто-сообщества: портал Gxangalo.com и интернет-телеканал Internacia Televido. Показательно, что в дискурсе относительно них полностью отсутствовала точка зрения, что вне зависимости от достоинств или недостатков конкретного воплощения, подобные проекты нужны для эсперантистов, поскольку они задают уровень деятельности, адекватный современному миру.

 

   Как же можно добиться того, чтобы эсперанто-сообщество покинуло этот замкнутый круг и перешло на восходящую траекторию? Я полагаю, что для этого требуется разрушить стену, которая заслоняет эсперанто для окружающего мира. Сторонние наблюдатели должны увидеть его очищенным от вековых наслоений, увидеть его тем, чем он является по сути – универсальным и мощным инструментом для обработки и передачи информации, которого недостаёт как раз сегодня. Тогда он обретёт в глазах окружающего мира значимость, а то, что значимо, не оставляют без внимания. Вместе с этим вниманием эсперанто-сообщество получит мощный стимул к развитию, к более сложной и совершенной деятельности, так как её плоды будут востребованы несравненно более широкой аудиторией. Для того, чтобы начать этот процесс, сдвинуть дело с мёртвой точки, послужат экономические рычаги – коммерческие проекты, использующие эсперанто, главным образом в качестве посредника при обмене информацией между многими языками. В настоящее время они сделались реализуемыми на практике и благодаря «невидимой руке рынка» способны развиваться самостоятельно, вне зависимости от статуса эсперанто во внешнем мире и отношения к ним среди самих эсперантистов.

 

   Таковыми видятся мне нынешние перспективы эсперанто-сообщества. Если всё будет оставаться таким, как сейчас, оно и далее будет пребывать в своей застывшей форме, всё больше отставая от перемен и динамики внешнего мира. Помощь для него может прийти извне, но для этого нужно суметь вызвать её на языке, на котором её поймут – языке практической работы.

 

 

Поступило и опубликовано 01.10.2016