ЧАСТЬ 8

 

   SEJM (Советское молодёжное эсперанто-движение)

 

   Деятельность советских эсперантистов начала возрождаться после разоблачения культа личности Сталина (1956 год), в результате чего были выпущены из концлагерей и реабилитированы миллионы репрессированных советских граждан, в том числе и многие эсперантисты. Возрождению способствовал также Международный фестиваль молодежи и студентов, состоявшийся в Москве в 1957 году.

   Поскольку в рамках этих фестивалей традиционно проходили также встречи эсперантистов, в Москве подготовили группу молодых людей для участия в фестивале, обучили их языку. Когда по программе началась встреча, советских эсперантистов на неё не пустили. Зарубежные участники заявили, что если советских эсперантистов не пустят на встречу, они в знак протеста покинут фестиваль. Во избежание международного скандала власти были вынуждены уступить. Таким образом, через 20 лет после разгрома советской всесоюзной эсперанто-организации – СЭСР (Союз эсперантистов советских республик), советские эсперантисты приняли участие в международной встрече.

   В дальнейшем в стране было разрешено проводить учебные курсы языка эсперанто, вести переписку с заграницей, но участвовать в международных встречах не разрешалось. В Советском Союзе стали образовываться клубы эсперантистов. В прибалтийских республиках с 1959 года начали проводить летние лагеря. Я впервые побывал в таком лагере в 1962 году по предложению моего одесского друга Анатолия Гончарова. Мне очень понравилось.

   В середине 1960-х годов в стране не было всеобщей организации. В 1965-м году Гончаров предложил нескольким молодым эсперантистам объединить усилия. Вначале его поддержали 9 человек. В 1966 году всемирный конгресс эсперантистов должен был состояться в Венгрии, в Будапеште, а молодёжный - также в Венгрии, в городе Печ. Советские власти впервые разрешили советским молодым эсперантистам принять участие в молодёжном конгрессе. Была подготовлена группа в составе около 30 человек. Помимо этого на молодёжный конгресс поехала театральная труппа МГУ со спектаклем «Клоп» на языке эсперанто. Я решил использовать эту ситуацию и  предложил следующее:

   «Предлагаю всем руководителям молодежных групп и самым активным молодым эсперантистам, независимо от того, едут ли они на молодёжный конгресс, собраться лагерем под Москвой, чтобы обсудить и разработать уставы SEJMа и местных групп, определить  конкретный и выполнимый план на один год. Этим планом предусмотреть работу, чтобы, опираясь на неё появилась возможность через год попытаться добиться у властей официализации создаваемого сейчас SEJMа и потребовать одно место в Комитете молодежных организаций (КМО). Разработав уставы и план, несколько человек уже перед конгрессом могли бы посетить КМО и провести предварительные переговоры, однако этот вопрос необходимо обсудить заранее и избрать лучшие предложения и факты об уже проведённой, проводимой и предстоящей работе, о той пользе, которую дал бы эсперанто, если его использовать для дела мира и дружбы. Необходимо выбрать такие предложения, которые трудно было бы отвергнуть… Уже после конгресса можно было бы затронуть вопрос об отсутствии и необходимости всесоюзной молодёжной эсперанто-организации… Как начать? Во-первых, предлагаю название – SEJM (Советское молодёжное эсперанто-движение), поскольку организацию мы пока иметь не можем. Руководить им должна ИНИЦИАТИВНАЯ ГРУППА, которая может иметь правление. В правление должны войти представители TEJO и STEL, а также человек, имеющий хороший организационный опыт. ЗАДАЧИ: Советское молодёжное эсперанто-движение (SEJM) должно посредством международного языка: 1) Пропагандировать коммунистические идеи во всём мире; 2) Бороться за мир и дружбу между народами; 3) Распространять в мире информацию о достижениях советской жизни, культуры, литературы.

   В этих целях движение должно: 1)Организовать широкую постоянно растущую сеть переписки и обмена информацией с TEJO, STELO и национальными молодёжными и студенческими организациями; 2) Засыпать международные и национальные эсперанто-журналы информацией и статьями о советских республиках, их достижениях, красотах природы, народных обычаях и пр. 3) Широко публиковать в упомянутых журналах статьи, посвящённые юбилейным датам знаменитых русских и национальных поэтов, писателей, художников, композиторов, учёных советских народов, сопровождая статьи переводами их выдающихся произведений…4) Создать организованную сеть переводов самых выдающихся шедевров советских писателей, награжденных государственными премиями, перевести национальные сказки и песни советских народов; для этого, может быть, выделить отдельные страницы в этом бюллетене; Примечание: молодые эсперантисты не должны бояться переводить и сочинять, так как только в работе рождается опыт и успех. 5) Создать оригинальную литературу, прозаичес-кую и поэтическую, для чего организовать конкурсы для определения лучших оригинальных  произведений и переводов; 6)

1.                                          Эсперантизировать писателей, учёных, актёров, художников, певцов, композиторов, режиссёров, преподавателей, работников радио, телевидения и прессы; 7) Организовать выставки переписки, эсперанто-литературы и другой практической пользы эсперанто для ознакомления советского народа с эсперанто-движением, его целями и достижениями. Важно: Все статьи, предлагаемые для публикации в любом зарубежном журнале, должны быть одобрены местной группой. Если таковой нет, отправлять статью руководству инициативной группы.

2.                                             Главная цель советских эсперантистов  - занять руководящую роль во всемирном эсперанто-движении. Если мы не покажем пользы нашей деятельности, нас никогда не признают официально и всегда будут считать бездельниками. Чтобы победить, мы должны быть организованными. Для этого необходимо иметь собственный бюллетень. Чтобы издавать бюллетень, каждый член SEJM должен заплатить 50 копеек Инициативной группе. Каждая местная группа должна получать бюллетень. Индивидуальные члены (в тех местах, где не имеется группы) - также. Кто не платит, не может быть членом SEJM. Помните, что только борьба за общую цель может организовать нас лучшим образом. Важно всеми силами поддержать издание журнала «Пацо», который издаёт ССОД в Москве. Самой практической и эффективной помощью являются статьи, переводы, отрывки из писем, просьбы зарубежных друзей опубликовать песни, стихи на эсперанто и т.д. Самодай В».

 

*  *  *

 

   …Лагерь состоялся в подмосковном лесу за несколько дней до конгресса. В нем приняли участие около 16 человек. Мы обсудили проект Устава SEJMа, приняли его, проработали главные направления деятельности и наше дальнейшее поведение в отношении официализации организации. В основном мы решили следующее: 1) временно не увеличивать количество членов, а повысить уровень знания языка (по моему предложению); 2) для получения лучших результатов работы вступить в партию (это решение быстро выполнил лишь Гончаров); 3) посетить ЦК комсомола; 4) написать письмо в эту инстанцию с докладом о нашей деятельности, задачами и предложениями о сотрудничестве. В первое руководство SEJMа вошли Анатолий Гончаров, Борис Колкер, Владимир Самодай.

   Мы посетили ЦК комсомола. Нас направили к молодой инструкторше. Мы сказали ей: вот мы, молодые советские эсперантисты, комсомольцы, патриоты нашей страны, едем на международный молодёжный конгресс и готовы принести пользу ЦК комсомола путем укрепления связей с зарубежной молодежью, можем  провести там рекламу о советской молодежи и нашей стране… Я, конечно, не могу пересказать наш разговор, но одну её фразу запомнил, потому что она имеет забавный смысл.

   - Я понимаю, - сказала она, - пропаганда дело хорошее и необходимое, но западная пропаганда сильнее, поэтому лучше вам этим не заниматься.

   Это был наш первый непосредственный контакт с официальной инстанцией. Мы там не нашли понимания. Кроме того, подобные «инструкторы» ничего не решали сами, не осмеливались этого делать…

  

   … Вернувшись с конгресса мы снова посетили ЦК комсомола. После нашего рассказа обо всём там произошедшем отношение к нам улучшилось. Мы решили написать письмо в ЦК комсомола. Эта задача была поручена мне. Я значительно задержался с выполнением задачи. У меня не было времени. Я работал переводчиком в Центральной комсомольской школе, переводя лекции арабам разных стран, должен был написать дипломную работу в университете. Кроме того, приходилось переводить много материалов для наших изданий на эсперанто. Но я написал письмо. Оно было послано всем членам правления SEJM для внесения возможных поправок, дополнений, предложений. Наконец, письмо было готово. Друзья решили: чтобы я не был раскрыт как автор, надо было сохранить мои возможности для  связей с инстанциями. Письмо в ЦК комсомола отправил Борис Колкер и получил (!) ответ, что само по себе было удивительно.

 

   ЦК ВЛКСМ, Москва, ул. Хмельницкого 3/13

   № 04/5096                                                 17 июня 1968

 

    Уфа-25, п/я 162, тов. Колкеру Б.Г.

 

   Уважаемый Борис Григорьевич!

   Письмо, подписанное группой товарищей, содержит серьёзные предложения, требующие основательного исследования.

   В настоящее время ЦК ВЛКСМ и КМО СССР рассматривают комплекс вопросов, связанных с движением молодых эсперантистов.

 

Зам. начальника Отдела пропаганды и агитации

/Г. Гусев/

 

   Мы обрадовались и решили продолжать направлять письма в ЦК комсомола. В этой организации работал мой друг-арабист, не эсперантист, Томас Григорьев. Он обещал помочь нам. Мы втроем (Гончаров письмами, а иногда и лично - он тогда жил в сибирском городе Барнаул), обдумывали наши планы по официализации, однако ситуация была не очень благоприятной.

Вот один пример.

   В 1967 году я был избран членом правления STELo (Студенческая всемирная эсперанто-лига) на заседании в Польше. Вернувшись, я обратился к председателю Студенческого Совета - всесоюзной организации, входившей в состав КМО (Комитета молодежных организаций). Я сказал ему:

   - Я избран членом правления Студенческой всемирной эсперанто-лиги и предлагаю сотрудничать…

   Он заорал:

   - Кто поручил тебе быть избранным!? Разве тебе не известно, что только ЦК партии может рекомендовать людей на подобные должности?!

   Понятно, что я не стал продолжать с ним разговор. По его поведению было видно, что он не только не осмелится сотрудничать, но даже побоится доложить о нашем предложении своему начальству, опасаясь, что его примут за сумасшедшего…

 

   В 1968 году в Софии состоялся очередной Всемирный фестиваль молодежи и студентов. По предложению Томаса Григорьева КМО планировало направить на фестиваль группу из пяти эсперантистов. Я предложил кандидатуры, в том числе Гончарова и Колкера. Мы стали готовить документы, однако в результате оставили только меня, потому что  я был как бы свой, потому что работал в Центральной (впоследствии – Высшей) комсомольской школе, принадлежавшей ЦК комсомола. От меня потребовали, чтобы я представил моё выступление. Я представил, сочинив его на пяти машинописных страницах, нарочно написав, когда речь шла об эсперанто, «язык эсперанто». Ответственный за выступления одобрил мою речь, но заявил:

   - Ваше выступление лучшее из всех, мы в нём ничего не изменили, только вычеркнули слово «язык».

   -  Но почему вы сделали это?

   -  Поймите, ведь эсперанто не язык!

   - А что же это, если я буду произносить на нём мою речь?

   - Вы, конечно, её произнесёте, но все равно эсперанто не язык. Кроме того, поскольку у вас на фестивале не будет работы, вы ещё будете переводить на арабский.

   Таким образом, в советской команде, состоявшей приблизительно из 800 человек, я был единственным эсперантистом. Меня было слишком мало, чтобы принимать участие во всех встречах эсперантистов, тем более, что везде приходилось выступать, потому что в то время присутствие во встрече советского человека было очень важным, тем более в Болгарии, которая даже хотела вступить с Советский Союз. Конечно же, переводить на арабский у меня не было времени. Однако, хорошо, что наши руководители про меня совсем забыли и ничего мне не навязывали.

   Я ездил к месту проведения мероприятий микроавтобусом, в котором вместе со мной находились Олег Табаков, Жанна Болотова, Эдуард Хиль и другие уже тогда известные молодые артисты. Я с ними не знакомился, в их беседы не вмешивался, просто наблюдал и слушал.

 

   Потом я написал комсомольским руководителям о совершенной ими ошибке, но ответа не получил.